Оригинал взят у tanya_mass в Президент Франции поплыл на Первом канале

Президент Франции Франсуа Олланд 6 ноября вечером в эфире телеканала TF1 подвел итоги первой половины своего президентского правления. Его собеседниками стали не только профессиональные журналисты, но и четыре «простых француза», которым глава государства решил объяснить, что происходит в стране и как это можно исправить.

Встреча проходила на фоне крайне неприятных для Социалистической партии Франции (PS) вообще и для президента Олланда в частности опросов общественного мнения. Результаты их не обещают социалистам ничего хорошего на президентских выборах 2017 года. Если за оставшиеся два с половиной года не произойдет экономического чуда, партийный кандидат вылетит в первом же туре, кто бы он ни был и кого бы ему ни выдвинули в качестве соперника.

Формат интервью выбрали для того, чтобы Франсуа Олланд смог объясниться с французами. Возможно, он не видел другого способа поднять свой рейтинг, опустившийся накануне до рекордно низких 12%. В борьбе телеканалов выиграл Первый — TF1. И в половине девятого вечера начался перекрестный допрос президента, к которому он готовился почти неделю, как к генеральному сражению.

Это было не просто интервью, а целый вечер на экране в трех отделениях. Сначала с Франсуа Олландом поговорил журналист Тьери Демeзьер. Первая беседа была посвящена имиджу президента. Цель ее — показать человека вместо политика и заранее смягчить отношение к герою вечера. Уже самое начало интервью («Могли ли вы подумать, что будет так плохо?») задало тон дискуссии. «Я не в лотерею выиграл выборы»,— парировал господин Олланд.

Посетовав на то, что с момента избрания президент почти не виден, а когда появляется на страницах газет, так все больше в связи с жизненными передрягами, интервьюер затронул вопросы, касающиеся личной жизни президента. Ему пришлось ответить за интрижку с актрисой Жюли Гайе, а также за ссору со своей подругой Валери Триервейлер, которая закончилась появлением ее скандальных мемуаров «Спасибо за этот момент», представивших президента лживым и высокомерным, не сдающим жуликов в правительстве и панически боящимся конфликтов. «Если я наделал ошибок, я их признаю. Я принимаю все виды критики и могу даже смириться с предательством,— отвечал Франсуа Олланд.— Но я не позволю унижать Францию».

Франция тут же предстала перед ним в виде четырех (выбранных телеканалом и, по уверениям прессы, неизвестных президенту заранее собеседников) «простых французов». Каждый из них получил возможность усесться с Франсуа Олландом за стол и при всех поговорить о том, что волнует лично его.

Первой выступила дама, которая не может найти работу и в ожидании скорой пенсии живет на €500 в месяц. Президент признал, что 47% французов ее лет находятся в таком же положении, и рассказал о том, как государство намерено стимулировать предприятия нанимать людей старшего возраста.

Но следующей его собеседницей оказалась как раз владелица предприятия, которая пожаловалась президенту, что хозяевам не выдержать веса тех социальных обязательств, которые возлагает на них государство. Две трети ее компании вынуждено было переместиться за пределы Франции, что позволяет ей сэкономить €3 млн в год. Видимо, от диалога она многого ожидала, потому что с каждым ответом президента приходила во все более заметное отчаяние, а когда поняла, что ничего сделано не будет, кажется, чуть не расплакалась.

Третьим участником дискуссии стал молодой житель Марселя, недавно окончивший институт и также не имеющий работы. Он посетовал на то, что образование не дает никаких преимуществ. Работу проще найти людям с меньшим уровнем знаний и претензий. Выслушав его рассказ о том, что молодежь уезжает из Франции, президент предложил счесть это частью французского импорта.

Выступившей затем преподавательнице школы, которая жаловалась на то, что учебные заведения в провинции укрупняют и закрывают, Франсуа Олланд пообещал… нет, не сохранить школу, а шире развивать дистанционное образование.

Во всех четырех диалогах он пытался не вступать в конфликт и выглядеть внимательным не только к конкретным просьбам, но и к проблемам в целом. Поэтому он говорил каждому «я с вами согласен» и тут же пытался поднять частную историю на уровень обобщения. Он не мог, конечно, демонстративно помочь своим собеседникам прямо в студии (это было бы сочтено слишком театральным жестом), но, обращаясь через их головы к телевизионной аудитории, вызвал странное впечатление, что конкретные проблемы людей не так уж его интересуют. Никто из четырех не ушел обнадеженным. Боюсь, что то же самое почувствовали и телезрители.

Третья серия состояла из нескольких острых политических вопросов, которые задавали ему по очереди Жиль Було (один из двух журналистов, беседовавших с президентом России Владимиром Путиным накануне его приезда в Нормандию) и Ив Кальви. Этой части ждали особенно, потому что в ней предполагались программные заявления господина Олланда на будущее.

Отвечая на вопрос о невыносимых налогах, он пообещал, что с будущего года никакого дальнейшего их повышения не будет. Обсуждая перспективы главы Национального фронта Марин Ле Пен, которая метит в президентское кресло, глава государства сказал, что не хотел бы повторения сценария, когда за власть правые борются с ультраправыми. Франсуа Олланда впервые впрямую спросили, пойдет ли он на второй срок. «Вы видели цифры моей популярности? — ответил он вопросом на вопрос и напомнил, что выборы через два с половиной года, так что о перспективах говорить пока рано.

Оценивая итоги встречи, продолжавшейся почти два часа, социалисты сдержанно хвалят своего лидера. Но мало кто сомневается в том, что сверхзадача масштабного интервью не выполнена. Вице-президент «Национального фронта» Флориан Филиппо упрекнул Франсуа Олланда в «мелкотемьи»: «Он же президент, а не директор биржи труда». На самом деле тут господин Олланд был скорее прагматичен, не выходя за пределы тем, которые реально волнуют французов. Единственный вопрос о международной политике касался французских заложников, оказавшихся в плену у террористов.

«Он хорошо говорил, но вот что он сказал? — написал на своей странице в Twitter политик из оппозиционной партии «Союз за народное движение» Лионнел Люка, а один из интервьюеров — Тьери Демезьер, напомнив про обещание Франсуа Олланда быть «нормальным президентом», подытожил: «Французы больше не хотят нормального президента, они хотят выдающегося».

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2604910

http://nyuta-summer.livejournal.com/159843.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

   
© 2017 Форекс Стратегия Suffusion theme by Sayontan Sinha