Основные направления денежно-кредитной политики как приговор российской экономике

Автор: Академик РАН С.Ю.Глазьев – специально для «Эксперта»

Неоправданно жесткая политика Центрального банка (далее – ЦБ) уже привела в этом году  к сокращению денежной массы в реальном выражении более чем на 700 млрд. руб. и повышению стоимости кредитных ресурсов в экономике в среднем на 2-2,5%, что стало причиной втягивания экономики в стагфляцию.

Если еще год назад уровень рентабельности российской экономики был в 1,5-2 раза ниже средней стоимости кредитных ресурсов, то, начиная с весны 2014 г., уровень отдачи на вложенный капитал оказался ниже даже ключевой процентной ставки ЦБ (6% против 8%, соответственно).

При средней рентабельности сегодняшних продаж промышленной продукции около 10%, предлагаемая банками стоимость кредита в размере 10,3-12,2%, позволяет финансировать только оборотный капитал предприятий на небольшой срок. Привлечение долгосрочного кредита в инвестиционных целях теряет смысл. Наряду со снижением объема прибыли промышленных предприятий и сокращением бюджетных инвестиций это влечет спад инвестиционной активности, консервирует научно-техническую отсталость. Увеличивается износ основных фондов: он вырос с 45,2% в 2005 г. до 48%, а в 2014 г. в связи со спадом капитальных вложений на 2,5% достигнет 48,5%.

До введения западных санкций ограничительную денежную политику корпорации и банки компенсировали внешними займами, общий объем которых превысил 650 млрд. долл. (74% из них номинированы в долларах и евро) (Рис.1). [К сожалению, даже на сайте С.Ю. Глазьева упомянутые схемы отыскать не удалось. Прим. ss69100!] Это составляет более половины обращающейся в российской экономике денежной массы. Из них в течение ближайших трех месяцев необходимо выплатить свыше 61,4 млрд. долл., что эквивалентно 2,45 трлн. руб. или 3,5% ВВП России.

В 2015 г. придется еще погасить свыше 112 млрд. долл. Итого в течение ближайших 15 месяцев российские заемщики обязаны выплатить свыше 173 млрд. долл. В том числе, 60-65 млрд. долл. подлежат уплате частными компаниями и банками, не имеющими доступа к альтернативному источнику рефинансирования на аналогичных условиях. Дополнительные потери российской финансовой системы в размере более 50 млрд. долл. возникают вследствие нелегального вывоза капитала. Еще 60 млрд. долл. уйдут из страны в форме сальдо по доходам от трансграничных инвестиций

Предлагаемые Банком России Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2015-2017 гг. игнорируют эту проблему. Если отток капитала до конца будущего года оценивается более чем в 11 трлн. руб., то увеличение кредита банкам на будущий год планируется ЦБ на 700 млрд. руб.,  а в перспективе до 2018 г. – 2,1 трлн. руб.

Принимая во внимание, что часть задолженности будет погашена за счет валютных накоплений, а также уже предоставленные в этом году кредиты ЦБ банковскому сектору, сжатие по отношению к сегодняшнему, явно недостаточному даже для простого воспроизводства уровню составит не менее 5 трлн. руб. С учетом объявленного в ответ на санкции импортозамещения, а также спроса на кредит со стороны малого и среднего бизнеса, этот дефицит денежного предложения составит 6,5 трлн. руб.

Если учесть еще потребность в кредитовании роста производства на имеющихся производственных мощностях и инвестиций в их модернизацию и развитие, то искусственно создаваемый дефицит денег в экономике достигает 8-9 трлн. руб., что составляет около 12% ВВП. Именно такой объем производства недоберет российская экономика вследствие денежно-кредитной политики в этом и следующем годах.

Сжимая денежную массу и повышая ставку процента, Центральный банк искусственно ухудшает условия кредитования предприятий, что вынуждает их сокращать производство и инвестиции, а также перекладывать дополнительные издержки на повышение цен. При этом, заявляя о «таргетировании инфляции», ЦБ никак не может достичь заявляемых целей, так как своей политикой он раскручивает маховик инфляции издержек и усиливает инфляционные ожидания переходом к «плавающему» курсу рубля.

В отличие от схоластических моделей рыночного равновесия в реальных российских условиях повышение процентных ставок дает не приток капитала, а его отток из реального сектора на валютные счета, а переход к плавающему курсу рубля оборачивается его свободным падением. 

Сокращение кредита и сжатие денежной массы влечет падение производства (Рис.2) и инвестиций (Рис.3), а также цепочку дефолтов предприятий, сталкивающихся с невозможностью рефинансирования своих обязательств. Можно бесконечно спорить о том, как увеличение денежного предложения влияет на инфляцию, но совершенно очевидно, что его сокращение автоматически связано с падением производства, деловой, инвестиционной и инновационной активности.

Проведенное в этом году снижение уровня монетизации с 47% до 44% ВВП совпадает с падением темпов прироста ВВП на 3% по отношению к ранее ожидавшемуся уровню, так же, как и с 2%-м падением объема инвестиций. Стоит заметить, что на протяжении последних 16 лет подобное сжатие реального денежного предложения отмечалось лишь дважды: незадолго до разрушения пирамиды ГКО-ОФЗ и дефолта по государственным долговым обязательствам в августе 1998 г., а затем в разгар финансово-экономического кризиса зимой 2008-2009 гг.

Экономическому спаду способствует также изъятие Правительством из обращения около 7 трлн. руб., замороженных на счетах ЦБ. Это больше, чем кредит Банка России коммерческим банкам и, через них – экономике в целом. Иными словами, реальным кредитором экономики выступает не ЦБ, а налогоплательщики, чьи средства выводятся из обращения и частично замещаются кредитами ЦБ. Тем самым искусственно сокращается конечный спрос на товары и услуги, и, соответственно, увеличивается предложение денег на финансовом рынке.

При этом Правительство и Банк России работают как «сообщающиеся сосуды»: когда Правительство изымает деньги из экономики на счета ЦБ, последний увеличивает кредит; и, наоборот, когда Правительство увеличивает расходы, ЦБ сокращает кредит. В целом же денежные власти работают «вхолостую», создавая годовые циклические колебания денежного рынка без его развития и без всякой привязки к целям экономического роста.

Кроме того, изымая деньги из экономики и сокращая тем самым спрос и производство, Правительство одновременно провоцирует инфляцию не только повышением регулируемых тарифов, но и странным «налоговым маневром» по замещению части экспортных пошлин налогом на добычу полезных ископаемых.

Этот налог, по сути, является налогом с потребителя нефти и других природных ресурсов. Добавляясь к «замыкающим» издержкам производства на самом худшем по прибыльности месторождении, он автоматически включается  цену товара. Даже с учетом планируемого снижения акцизов на нефтепродукты этот маневр выводит экономику на новый уровень издержек, представляя собой перераспределение природной ренты в пользу экспортеров нефти за счет ее внутренних потребителей. Он еще больше загоняет экономику в стагфляционную ловушку, созданную политикой ЦБ.

Простая экстраполяция отчетливо наблюдаемой статистической зависимости между темпами прироста ВВП и денежной массы показывает, что при такой политике денежных властей следует ожидать падения ВВП на 4% в 2015 г. и на 2% в 2016 г. (Рис.4).

Подобное угнетение экономики неразумной политикой денежных властей не первый раз происходит в нашей новейшей истории. В 90-е годы политика количественного ограничения прироста денежной массы повлекла двукратное сокращение промышленного производства и четырехкратное – инвестиций. Она не помогла побороть инфляцию, но повлекла банкротство государства в 1998-м. В 2000-е годы стерилизация нефтегазовых доходов и ограничение денежной эмиссии покупкой валюты лишила экономику инвестиций, критически важных для ее модернизации и освоения нового технологического уклада. 

Сочетание экономических санкций, неоправданно жесткой денежной политики и стерилизационной налогово-бюджетной политики ведет к экономической катастрофе, для предотвращения которой необходимо перейти с внешних на внутренние источники кредита. Необходим переход от спекулятивной модели финансового рынка к модели, ориентированной на кредитное обеспечение устойчивого роста и модернизации российской экономики.

Однако многократные предложения по решению этой задачи, последовательно высказывавшиеся российскими учеными и специалистами на протяжении двух десятилетий, безапелляционно отвергаются руководством ЦБ, которое продолжает в своей политике следовать рецептам МВФ, ориентированным на обслуживание интересов иностранного капитала.

Ее результатом стала глубокая внешняя зависимость российской экономики от внешнего рынка, ее сырьевая специализация, деградация инвестиционного сектора и упадок обрабатывающей промышленности, подчиненность финансовой системы интересам иностранного капитала, в пользу которого осуществляется ежегодный трансферт в 120-150 млрд. долл. (6-8% ВВП), которые выводятся из экономики страны.

Несмотря на печальный опыт обвала финансового рынка вследствие оттока иностранного спекулятивного капитала в 1998 и 2008 годах, ЦБ не предпринимает должных мер как по противодействию вывозу капитала и офшоризации экономики, так и по созданию внутренних источников кредита. Денежная масса формируется, в основном, под иностранные обязательства и остается явно недостаточной для финансирования даже простого воспроизводства (Рис.5). С закрытием внешних источников финансирования и ухудшением платежного баланса в связи с падением нефтяных цен возрастает риск лавинообразного сжатия кредитно-денежного предложения и обвального падения инвестиций.

Необходимы срочные меры по кардинальному изменению денежно-кредитной политики в направлении создания внутренних источников долгосрочного кредита.

Для обеспечения расширенного воспроизводства российская экономика нуждается в существенном повышении уровня монетизации, расширении кредита и мощности банковской системы. В отличие от экономик стран-эмитентов резервных валют, основные проблемы в российской экономике вызваны не избытком денежного предложения и связанных с ним финансовых пузырей, а хронической недомонетизацией экономики, которая длительное время работала «на износ» вследствие острой нехватки кредитов и инвестиций (Рис.6).

Необходимый уровень денежного предложения для подъема инвестиционной и инновационной активности должен определяться спросом на деньги со стороны реального сектора  экономики и государственных институтов развития при регулирующем воздействии ставки рефинансирования. При этом переход к таргетированию инфляции не должен происходить за счет отказа от реализации других целей макроэкономической политики, включая обеспечение стабильного курса рубля, роста инвестиций, производства и занятости.

Эти цели могут ранжироваться по приоритетности и задаваться в форме ограничений, достигаясь за счет гибкого использования имеющихся в распоряжении государства инструментов регулирования денежно-кредитной и валютной сферы. В сложившихся условиях приоритет следует отдавать росту производства и инвестиций в рамках установленных ограничений по инфляции и обменному курсу рубля. Для удержания инфляции в установленных пределах необходима комплексная система мер по ценообразованию и ценовой политике, валютному и банковского регулированию, развитию конкуренции.  

Из теории экономического развития и практики развитых стран следует необходимость комплексного подхода к формированию денежного предложения в увязке с целями экономического развития и с опорой на внутренние источники денежной эмиссии. Важнейшим из них является механизм рефинансирования кредитных институтов, замкнутый на кредитование реального сектора экономики и инвестиций в приоритетные направления развития.

Это можно сделать путем использования хорошо известных и отработанных в практике развитых стран косвенных (рефинансирование под залог обязательств государства и платежеспособных предприятий) и прямых (софинансирование государственных программ, предоставление госгарантий, фондирование институтов развития) способов денежной эмиссии. Не следует также исключать возможность направления денежной эмиссии на государственные нужды, как это делается в США, Японии, ЕС путем приобретения центральными банками государственных долговых обязательств.

Для достижения целей долгосрочной экономической политики, поставленных Президентом в майских указах 2012 г.,  н

еобходимо двукратное повышение уровня инвестиционной и инновационной активности, что невозможно сделать без постепенного повышения монетизации экономики до уровня развитых стран. Реализовать это, как показывает опыт успешно развивающихся экономик, можно только за счет форсированного наращивания кредита с обеспечением целевого используемых эмитируемых кредитных ресурсов на цели финансирования роста производства конкурентоспособной продукции и инвестиций в освоение перспективных технологий.

Для формирования современной национальной кредитно-финансовой системы, адекватной задачам подъема инвестиционной активности в целях модернизации и обеспечения устойчивого роста российской экономики с темпом 6-8% ежегодного прироста ВВП и 15%-го прироста инвестиций необходима реализация следующего давно предлагаемого академическим сообществом комплекса мер.

Во-первых, необходима настройка денежно-кредитной системы на цели развития и расширение возможностей кредитования реального сектора. Юридически – путем законодательного включения в перечень целей государственной денежно-кредитной политики и деятельности Банка России создания условий для экономического роста, увеличения инвестиций и занятости.

Практически - путем перехода на регулирование денежного предложения посредством установления процентных ставок с проведением денежной эмиссии  преимущественно для рефинансирования коммерческих банков под залог кредитных требований к производственным предприятиям, облигаций государства и институтов развития.

При этом, как предлагают эксперты «Деловой России», в соответствии с опытом развитых стран, необходим переход от регулирования «уровня ставок в целом» к работе с кривой ставок, предусматривающей повышение ставок по краткосрочным инструментам, определяющим доступность кредита для финансирования текущих расходов, и понижение ставок по долгосрочным инструментам, определяющим доступность кредита для инвестиций.

Ставка рефинансирования по последним не должна превышать 3%, исходя из средней нормы рентабельности в инвестиционном комплексе за вычетом банковской маржи, а сроки предоставления кредитов должны соответствовать типичной длительности научно-производственного цикла в промышленности и строительстве (до 7 лет).

Рефинансирование оборотного капитала должно вестись под 5% с учетом средней рентабельности обрабатывающей промышленности, а также предусматривать понижение ставки для сельского хозяйства, строительства и других «сезонных» отраслей с низкой рентабельностью. Доступ к системе рефинансирования должен быть открыт для всех коммерческих банков на универсальных условиях,  включающих контроль за целевым использованием кредитов, а также для банков развития на особых условиях, соответствующих профилю и целям их деятельности (в том числе, с учетом окупаемости инвестиций в инфраструктуру до 20-30 лет - под 1-2%).

Для увеличения каналов кредитных потоков необходимо  кардинальное расширение ломбардного списка Центрального банка, включение в него векселей и облигаций платежеспособных предприятий, работающих в приоритетных направлениях, институтов развития, гарантий федерального правительства, субъектов федерации и муниципалитетов. При этом во избежание стимулирования вывоза капитала и валютных спекуляций прием иностранных ценных бумаг и иностранных активов российских банков в качестве обеспечения ломбардных и иных кредитов ЦБ следует прекратить.

Одновременно следует максимально упростить выпуск облигаций предприятий производственного сектора и инфраструктуры с переходом на использование  рейтингов  российских агентств. Целесообразно также включение в ломбардный список облигаций, обеспеченных кредитными требованиями проектного финансирования.

Важным направлением расширения кредита реальному сектору является увеличение возможностей рефинансирования банков под залог «нерыночных активов»,  расширение разнообразия таких активов, снижение нормы их дисконтирования до 10-20%.

Требуется существенное увеличение ресурсного потенциала институтов развития за счет их фондирования ЦБ под инвестиционные проекты, гарантируемые правительством исходя из необходимости опережающего роста нового технологического уклада. Размещать такие кредиты институты развития должны на принципах целевого кредитования конкретных проектов, предусматривающих выделение денег исключительно под установленные ими расходы без перечисления денег на счет заемщика.

При этом в целях предотвращения использования эмитируемых для рефинансирования производственной деятельности, внешней торговли и инвестиций денег на валютные спекуляции, необходимо обеспечить целевое использование таких кредитов посредством соответствующих норм банковского надзора. Следует ввести ограничения на изменение валютной позиции коммерческих банков, прибегающих к рефинансированию ЦБ.

Это необходимо сделать для прекращения спекулятивной игры банков против рубля, без чего нельзя будет расширить каналы их рефинансирования. На рис.7 отчетливо видно, что увеличение чистого кредитования кредитных организаций со стороны ЦБ РФ влечет рост чистых иностранных активов банков. Это означает, что последние превратились в основной канал вывоза из страны капитала, генерируемого денежными властями.

При формировании денежной политики Банку России следует проводить оценку макроэкономических последствий эмиссии рублей по различным каналам: для рефинансирования коммерческих банков под обязательства  производственных предприятий, под облигации государства и институтов развития, под замещение инвалютных кредитов, под приобретение иностранной валюты в валютный резерв, под внешний спрос на рубли для кредитования внешнеторгового оборота, капитальных операций и формирования рублевых резервов иностранных государств и банков.

И делать это исходя из понимания реальных зависимостей и нелинейных обратных связей взаимодействия финансовой и производственных сфер экономики, а не из поверхностных сфер экономики, а не из поверхностных представлений о линейной зависимости между ростом денежной массы и инфляцией.  

Во-вторых, должны быть приняты меры по увеличению потенциала и безопасности российской денежной системы и упрочнению ее положения в мировой экономике, приданию рублю функций международной резервной валюты и формированию московского финансового центра. Прежде всего,  в условиях санкций необходимо ограничить заимствования контролируемых государством корпораций за рубежом, постепенно заместить инвалютные займы контролируемых государством компаний рублевыми кредитами государственных коммерческих банков за счет их целевого рефинансирования со стороны Центрального Банка под соответствующий процент. Аналогичные возможности следует предоставить частным компаниям, при условии возращения ими вывезенных за рубеж капиталов в страну.

Разумеется, рефинансирование должно вестись в рублях, чтобы симулировать дедолларизацию денежно-кредитной системы. Также государственные гарантии должны ограничиваться только рублевыми обязательствами. В частности, необходимо ограничить предоставление гарантий по вкладам граждан в рамках системы страхования вкладов только рублевыми вкладами с одновременным повышением нормативов обязательных резервов по вкладам в иностранной валюте.

Для нейтрализации негативных эффектов санкций на финансовый рынок следует создать Перестраховочное общество на основе Экспортного страхового агентства России с использованием гарантий Внешэкономбанка вместо прямых инвестиций для наполнения уставного капитала общества, предоставить ему доминирующее положение на рынке перестрахования рисков российских резидентов.

Нужно решительно стимулировать переход во взаимных расчетах в СНГ на рубли, в расчетах с ЕС – на рубли и евро, с Китаем – на рубли и юани. Рекомендовать хозяйствующим субъектам  переходить на расчеты в рублях за экспортируемые и импортируемые  товары и услуги. При этом предусматривать выделение связанных рублевых кредитов государствам-импортерам российской продукции для поддержания товарооборота, использовать в этих целях кредитно-валютные СВОПы.

Кардинально расширить систему обслуживания расчетов в национальных валютах между предприятиями государств СНГ можно посредством Межгосбанка СНГ, с иными государствами – с использованием контролируемых Россией международных финансовых организаций (МБЭС, МИБ и др.).

Чтобы обезопасить себя от экономических санкций, необходимо создать платежно-расчетную систему в национальных валютах государств-членов ЕврАзЭС, а также разработать и внедрить собственную независимую систему международных расчетов и обмена информацией между банками. Последняя могла бы устранить критическую зависимость от подконтрольных странам НАТО систем

  • SWIFT
  • Visa
  • Mastercard

. В нее целесообразно включить банки России и государств-членов Таможенного союза и СНГ,  а также предложить участие банкам стран БРИКС, ШОС, МЕРКОСУР и других традиционных партнеров.

Пора, наконец, организовать биржевую торговлю нефтью, нефтепродуктами, лесом, минеральными удобрениями, металлами, другими сырьевыми товарами в рублях; в целях обеспечения рыночного ценообразования и предотвращения использования трансфертных цен для уклонения от налогообложения обязать производителей биржевых товаров продавать через зарегистрированные Правительством России биржи не менее половины своей продукции, в том числе поставляемой на экспорт.

Важным элементом политики устойчивого развития является обеспечение устойчивости обменного курса рубля. Для этого необходимо расширить инструменты регулирования спроса и предложения иностранной валюты, предусмотрев возможность взимания экспортных пошлин в иностранной валюте с ее аккумулированием на валютных счетах правительства в случае избыточного предложения валюты.

Кроме того, необходимо использование правила обязательной полной или частичной продажи валютной выручки экспортеров на внутреннем рынке в случае ее недостаточного предложения. Нужно сохранить установление  заранее объявляемых границ колебаний курса рубля, поддерживаемых длительное время. При угрозе выхода за пределы этих границ нужно «не тянуть кота за хвост», а проводить единовременное изменения курса с установлением новых границ в целях избежания провоцирования лавинообразного бегства капитала и валютных спекуляций против рубля, а также обеспечения мгновенной стабилизации его курса.

Пора, наконец, отказаться от колониальной практики котировки    обменного курса в привязке к доллару и евро, перейти к котировке иностранных валют к рублю.

В-третьих, необходим широкий комплекс мер по

деофшоризации и прекращению незаконного вывоза капитала. В том числе, необходимо:

- Законодательно ввести понятие «национальная компания», удовлетворяющее требованиям: регистрации, налогового резидентства и ведения основной деятельности в России, принадлежности контроля российским резидентам.

Только национальным компаниям следует предоставлять доступ к недрам и другим природным ресурсам, госзаказам, госпрограммам, госсубсидиям, кредитам, концессиям, к собственности и управлению недвижимостью, к жилищному и инфраструктурному строительству, к операциям со сбережениями населения, а также к другим стратегически важным для государства и чувствительным для общества видам деятельности.

- Обязать конечных владельцев акций российских системообразующих предприятий зарегистрировать свои права собственности на них в российских регистраторах, выйдя из офшорной тени.

- Заключить соглашения об обмене налоговой информацией с офшорами, денонсировать имеющиеся соглашения с ними об избежании двойного налогообложения, включая Кипр и Люксембург, являющиеся транзитными офшорами. Определить единый перечень офшоров, в том числе, находящихся внутри оншоров. Законодательно запретить перевод активов в офшорные юрисдикции, с которыми не заключены соглашения об обмене налоговой информацией по модели транспарентности, выработанной ОЭСР.

- Ввести в отношении офшорных компаний, принадлежащих российским резидентам, требования по соблюдению российского законодательства по предоставлению информации об участниках компании (акционеры, вкладчики, выгодоприобретатели), а также по раскрытию налоговой информации для целей налогообложения в России всех доходов, получаемых от российских источников под угрозой установления 30%-го налога на все операции с «не сотрудничающими» офшорами.

- Принять комплекс мер, снижающих налоговые потери от несанкционированного вывоза капитала: 1) возмещение НДС экспортерам только после поступления экспортной выручки; 2) взимание авансовых платежей по НДС уполномоченными банками при перечислении поставщикам-нерезидентам импортных авансов; 3) введение штрафов за просроченную дебиторскую задолженность по импортным контрактам, непоступление экспортной выручки, а также по другим видам незаконного вывоза капитала в размере его величины.

- Ввести налоги на спекулятивные валютно-финансовые операции (планируемый в ЕС налог Тобина) и вывоз капитала с целью сокращения зависимости внутренних финансовых рынков от спекулятивной компоненты иностранных портфельных инвестиций, ослабления стимулов к манипулированию рынками, создания механизмов, противодействующих формированию мыльных пузырей за счет потока средств нерезидентов.

Для пресечения незаконных операций по вывозу капитала, сопровождающихся уклонением от налогов, необходимо:

- Создать единую информационную систему валютного и налогового контроля, включающую электронное декларирование паспортов сделок с передачей их в базы данных всех органов валютного и налогового контроля, введение норм ответственности руководителей предприятий, допускающих накопление просроченной дебиторской задолженности по экспортно-импортным операциям, ускорить создание совмещенной с ней интегрированной информационной систем внешней и взаимной торговли государств Евразийского экономического союза.

- Прекратить дискриминацию отечественных заемщиков и эмитентов перед иностранными (при расчете показателей ликвидности, достаточности капитала и др., ЦБ не должен считать обязательства нерезидентов и иностранных государств более надежными и ликвидными, чем аналогичные обязательства резидентов и российского государства). Ввести отечественные стандарты деятельности рейтинговых агентств и отказаться от использования оценок иностранных рейтинговых агентств в государственном регулировании.

- Ввести ограничения на объемы забалансовых зарубежных активов и обязательств перед нерезидентами по деривативам российских организаций, ограничить вложения российских предприятий в иностранные ценные бумаги, включая государственные облигации США и других иностранных государств с высоким дефицитом бюджета или государственного долга.

- Ввести заблаговременное предварительное уведомление об операциях по вывозу капитала, повысить резервные требования к российским банкам по операциям в иностранной валюте, установить ограничения на увеличение валютной позиции коммерческих банков.

- Нормативно закрепить обязательность первичных размещений российских эмитентов на российских торговых площадках.

Пора, наконец, понять, что следование догме полной открытости финансового рынка делает невозможным создание механизмов длинного дешевого кредита в реальных условиях российской экономики. Эта догма была навязана российскому руководству в интересах, как подчеркивалось выше, иностранного, преимущественно американо-европейского, капитала. Следствием ее применения стал перевод механизма воспроизводства капитала из ведущих отраслей российской экономики в англосаксонскую юрисдикцию посредством его беспрецедентно глубокой офшоризации.

Сегодня львиная доля доходов, генерируемых российской экономикой, оседает за рубежом посредством утечки капитала, накопленный объем которого приближается к триллиону долларов (Рис.8). Без прекращения этой течи в капиталах валютно-денежной системы создание внутренних источников долгосрочного кредита не представляется возможным.

Источник.

http://ss69100.livejournal.com/1919715.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

   
© 2017 Форекс Стратегия Suffusion theme by Sayontan Sinha