Ловите сокращённый вариант исследования Угроза «Северного потока-2» для безопасности и демократии в ЕС от Свободной России.

Эта статья является сокращённым вариантом исследования Угроза «Северного потока-2» для безопасности и демократии в ЕС, которое продолжает серию подготовленных Фондом «Свободная Россия» публикаций о подрывной деятельности Кремля в Европе. В первой публикации — «Газовые игры Кремля в Европе» — исследуется нынешняя общая тактика «Газпрома» в Европе, включая планы относительно трубопроводов, энергетическую пропаганду и другие виды политики1. Однако после наших презентаций, которые состоялись в Европе в этом году ранее2, нам стало понятно, что нужно отдельное исследование конкретно в отношении определённых аспектов «Северного потока-2».

«Газпром» и его западные партнёры, рассчитывающие на выгоду от «Северного потока-2», агрессивно пропагандируют газопровод как сугубо коммерческий проект, от которого Европе будет одна лишь польза. Однако на самом деле именно Кремль является главным двигателем и финансовым спонсором плана строительства газопровода «Газпрома» — крупнейшего российского монополиста, который имеет долгую историю коррупции и используется как политический инструмент в Европе.

В этом исследовании также доказывается, что в России этот проект, как и «Северный поток-1», принесет пользу главным образом приспешникам президента Путина, а не российскому бюджету или обычным потребителям. В Европе, как мы показали в «Газовых играх Кремля в Европе», проект приведёт к реализации принципа «разделяй и властвуй» в политической сфере и сфере безопасности, когда интересы крупных немецких и других энергетических корпораций перевесят интересы нескольких восточноевропейских стран, подрывая недавно возникшие энергетические принципы ЕС и существующую архитектуру трансатлантической безопасности. Этот управляемый Москвой газопровод, очевидно позиционируемый как бесплатный и прибыльный дар европейским энергетическим корпорациям, в реальности реализуется за счёт налогоплательщиков и вреда разумному долгосрочному развитию газовых ресурсов в России. «Северные потоки 1 и 2» уже начали нести в Европу кремлёвскую деловую практику и политическую кооптацию, а это всё сильнее будет препятствовать осуществлению надежд ЕС на совершенствование управления, демократических институтов и безопасности.

«Северные потоки 1 и 2» уже начали нести в Европу кремлёвскую деловую практику и политическую кооптацию, а это будет всё сильнее препятствовать осуществлению надежд ЕС на совершенствование управления, демократических институтов и безопасности.

Чтобы понять, почему такой ход событий допустим для Германии, а в ЕС встречает слабое и неуверенное сопротивление, важно взглянуть на корни дружбы между крупными западными энергетическими компаниями и советскими и постсоветскими производителями газа. Это исследование также показывает, что кроме прямых партнёров «Газпрома» существует ещё и группа западных соратников — лоббистов, PR-агентств, кооптированных сановников и аналитиков, которые помогают Кремлю продвигать дискурс касательно «Северного потока-2» способами, которые дополняют путинскую повестку дня. Некоторые пропагандистские темы, затронутые этими группами, уходят корнями во времена Холодной войны, другие же полностью новые.

В конце этого исследования приведены политические рекомендации европейским политикам и регуляторам, ведущим переговоры по «Северному потоку-2», а также активистам гражданского общества, имеющим дело с энергетической пропагандой «Газпрома» и его приспешников в Европе.

Фактические результаты «Северного потока-1»

По официальной версии, «Северный поток-1» возник как реакция на потребность в увеличении объёмов поставок газа в Европу и повышении их надёжности. Кроме того, европейские газовые компании рассчитывали на дальнейшие соглашения с Россией, аналогичные надежды питала и другая сторона. Путин, похоже, верил, что подводный газопровод в Германию создаст более выгодные возможности, чем наземный. «Газпрому» в 2001 году был предложен другой, более дешёвый вариант построения газопровода — через Беларусь, но он отказался от этого предложения и никогда больше не рассматривал его всерьёз3. В 2013 году Путин попросил «Газпром» вновь рассмотреть возможность использования пути от Ямала в Европу через Беларусь4, но до сих пор эта идея не стала приоритетной для монополии.

С целью гарантирования долгосрочных поставок и удовлетворения спроса путем заключения взаимообязывающих соглашений и обменов активами был организован энергетический диалог между Россией и Европой5. Кроме того, новый газопровод имел целью сделать Россию важным посредником между Европой и Центральной Азией. «Газпром» никогда не хотел позволить среднеазиатским производителям поставлять их газ в Европу, однако он стремился использовать газ из этого региона для выполнения значительной части своих обязательств внутри России и перед своими соседями, в частности Украиной, одновременно увеличивая поставки собственного газа на более выгодные рынки в Европе.

Соглашение также имело целью сэкономить российские деньги благодаря сокращению расходов на транспортировку. В то время, в середине 2000-х, примерно 10-15% экспорта «Газпрома» в Европу шло через Беларусь, а около 70-75% — через Украину6. Чиновники «Газпрома» часто называли путь через Украину дорогим и невыгодным, но эти заявления никогда ничем не обосновывались. Владимир Милов, бывший заместитель министра энергетики, отмечает, что «Газпром» никогда не приводил ни одного комплексного сравнения затрат на транзит через существующие наземные экспортные маршруты и через новые морские газопроводы, такие как «Северный поток-1»7.

«Газпром» никогда не хотел позволить среднеазиатским производителям поставлять их газ в Европу, однако он стремился использовать газ из этого региона для выполнения значительной части своих обязательств внутри России и перед своими соседями, в частности Украиной, одновременно увеличивая поставки собственного газа на более выгодные рынки в Европе.

На практике «Северный поток-1» так и не обеспечил реализации ни одной из официально провозглашенных целей. К тому времени, когда он был введён в эксплуатацию (первая линия в 2011 году, вторая — через год), заявленные основания потеряли обоснования. Хотя в течение 2012 года «Газпром» продолжил использовать свои прогнозы роста спроса на газ, уже на конец 2008 года было ясно, что экономический кризис делает их некорректными. С тех пор спрос на природный газ в Европе оставался неизменным; только в последние два года он начал понемногу расти8. Спрос ЕС на газ всё ещё намного ниже дополнительных 100-200 млрд куб. м в год (по сравнению с 400–450 млрд куб. м в год в последние несколько лет), которые запланировали чиновники «Газпрома» на период 2015-2025 годов. Еще недавно, несмотря на то, что предсказания спроса ЕС на газ и будущих потребностей в импорте оставались в последние несколько лет изменчивыми и неубедительными9, «Газпром» и его корпоративные друзья продолжали говорить о том, что рассчитывают на большой спрос на российский газ до 2035 г.10.

В то же время немало обещанных российско-европейских соглашений не было реализовано. Сначала Путин не полностью отвергал идею Энергетической хартии, которая гарантировала бы взаимные инвестиции, но Кремль не хотел подорвать монополию «Газпрома» на транспортировку газа и его способность определять объёмы поставок и уровень цен в Восточной Европе. Таким образом, Энергетическая хартия не была должным образом ратифицирована, и ещё задолго до финансового кризиса 2008 года в отношениях между Брюсселем и Москвой начала назревать напряжённость.

Обещание увеличить транзит среднеазиатского газа также не было выполнено. В 2009 году, сразу после начала финансового кризиса, «Газпром» объявил дефолт по своим обязательствам в рамках соглашения о ежегодном импорте 40 млрд куб. м газа из Туркменистана. С тех пор он удерживает потребление среднеазиатского газа на низком уровне.

Дело в том, что история функционирования «Северного потока-1» негативно сказывается на восприятии «Северного потока-2». «Северный поток-1» всё ещё далек от прибыльности; объёмы поставок на ближайшие 10-15 лет остаются неопределёнными. «Газпром» гарантировал своим европейским партнерам возвращение 12 млрд евро инвестиций, даже если газопровод вообще прекратит функционировать; это обещание способно нанести ещё больший вред российскому бюджету и развитию газового сектора. Даже если строительство «Северного потока-1» окупится в какой-то момент середины 2020-х годов, это не принесёт никаких дополнительных доходов ни «Газпрому», ни российскому бюджету, поскольку те же объёмы газа, что и раньше, будут транспортироваться к тем же потребителям в рамках того же контракта, но через новый, более дорогой экспортный маршрут только для того, чтобы обойти Украину и Беларусь11. Как и ранее, единственная настоящая причина строительства ещё одного газопровода на 55 млрд куб. м в год остаётся политической: полностью обойти украинскую газотранспортную систему и полностью исключить эту страну из газпромовских маршрутов в Европу и Турцию.

Выводы: последствия для политических руководителей на Западе

Тест для европейского права, принципов и ценностей

«Северный поток-2» будет иметь долгосрочные нравственные, политические и стратегические последствия для России и Европы. Как и его предшественник, этот проект будет высасывать огромные ресурсы российских налогоплательщиков на протяжении многих лет и ещё больше усиливать коррупцию в «Газпроме» и за его пределами, которая и без того уже зашкаливает. Финансовая выгода гарантирована лишь для тех, кто в Кремле, и для подрядчиков «Газпрома». Действительно ли европейские регуляторы, политики и деловые люди хотят сговориться и войти в проект, который направит больше денег коррупционерам, преданным идее подрыва верховенства права в Европе? В то время когда вера в Европейский Союз и в частности его регуляторов на исторически низком уровне, сделка по «Северному потоку-2» станет катастрофическим сигналом. Если немецким промышленникам будет разрешено воспользоваться их особыми отношениями с Россией в значительной мере за счёт остальной Европы и ЕС как объединения, тогда, конечно, другие национальные бизнес-элиты в Европе также попытаются заключить удобные для них сделки с «Газпромом» и Кремлём.

На мой взгляд, в Кремле пока не принимали никаких решений о том, прекратит ли он в 2019 году или позже транзит через Украину. На данный момент политические и экономические потери, как и раньше, больше преимуществ12. Однако если дальнейшее противостояние Европе и эскалация конфликта будут казаться экономически целесообразными в 2019-м или на начало 2020-х годов, Россия может попытаться сделать это13. Если Кремль пошел на развязывание войны в Украине, он может пойти и на «отключение» Европы, когда и если его лидеры решат, что заинтересованы в этом и имеют соответствующие средства. Есть веские основания полагать, что, покончив с зависимостью от транзита газа через Украину, Путин гораздо вероятнее снова разожжёт пламя полномасштабной агрессии против Украины14.

По этим причинам сотрудничество с путинским «Газпромом» не следует рассматривать как просто ещё одно торговое решение или как случай обычного ведения бизнеса. Как известно, крупные добывающие корпорации и инфраструктурные компании ещё с советских времен заявляют, что двусторонняя торговля с коррумпированными и авторитарными государствами будет менять к лучшему их политический характер и приблизит их к либеральной рыночной экономике. Однако данные, поступавшие в течение последних двух десятилетий не только из России, но и из прикаспийских и других государств, безоговорочно доказывают правильность противоположного по смыслу вывода: валютные доходы от экспорта углеводородов вообще не ведут к преобразованиям в авторитарных странах.

Зато доходы от нефти и газа позволяют диктаторским режимам и клептократии усиливать свою власть, совершенствовать слежку за оппонентами, приобретать больше военного и полицейского оружия, а также участвовать в региональных войнах и прибегать к внутренним репрессиям. Во времена холодной войны торговля нефтью и газом между Европой и Россией подрывала либеральный капитализм и демократию; в настоящее время она имеет тот же эффект.

Рекомендации политическим руководителям на Западе15

  • Если Еврокомиссия получит мандат на переговоры по новой нормативно-правовой базе для «Северного потока-2», её руководителей необходимо обеспечить подробной информацией о коррупции в «Газпроме» и проинформировать обо всех последствиях проектов «Северного потока» для политических институтов, экономики, безопасности и демократических ценностей Европы.

  • Для западных аудиторий и корпораций следует перевести и распространить результаты проведённых журналистами и активистами в России расследований о коррупции в «Газпроме» и настоящих последствиях «Северного потока-1» для всех связанных с ним сторон.

  • Следует потребовать от правоохранительных органов Запада, обладающих обличительной информацией о круге друзей Путина и их коррупционной деятельности в «Газпроме», чтобы они начали использовать эту информацию и обнародовали исчерпывающие отчёты по ней.

  • Следует потребовать от правительственных органов, чтобы они начали противодействовать пропаганде «Газпрома» относительно европейского спроса на газ и потребностей в импорте, рыночных реалий и обоснованных перспектив на будущее.

Рекомендации западным группам гражданского общества

  • Следует заставить партнёров «Газпрома» в Европе — основные корпорации, которые получат выгоду от «Северных потоков 1 и 2», — рассказать гражданам о том, что они знают о повсеместной коррупции в российской газовой промышленности, и потребовать от них соблюдения провозглашенных ими же самими стандартов управления и ценностей корпоративной социальной ответственности. Необходимо довести до их сознания, что «бесплатный обед» от «Газпрома» предлагается им за счёт российских налогоплательщиков, а также долгосрочной демократии и безопасности в Европе.

  • Надо добиваться в Европе более частого проведения общественных мероприятий и публикации большего количества материалов, где будет звучать мнение обычных потребителей и оппозиции в России в отношении политических решений по «Северному потоку-2». На данный момент баланс отчетливо смещён в сторону приспешников и сторонников «Газпрома». Следует поощрять менее поверхностное, более детальное обсуждение проблемы, с частыми ссылками на исторические данные и конкретные факты.

  • Необходимо настаивать на принятии мер, которые вынудят исследовательские центры и научные круги, агитирующие за реализацию проекта, полностью раскрыть свои потенциальные конфликты интересов и любые связи с «Газпромом» или его партнёрами.


Примечания

1http://www.atlanticcouncil.org/publications/issue-briefs/the-kremlin-s-gas-games-in-europe-implications-for-policy-makers

2http://www.4freerussia.org/conclusions-exposing-security-threats-nord-stream-2-post-soviet-corruption-west/

3Михаил Корчемкин, 13 мая 2014 г., сайт EEGA, дата ознакомления – 10 августа 2016 г.

4 Денис Лавникевич, «Газпром готов терять деньги, но не иметь дела с Украиной [Gazprom is ready to lose money but avoid Ukraine]», BDG, 15 апреля 2015 г., дата ознакомления – 21 сентября 2016 г.

5 Европа хотела инвестировать в российские резервы и инфраструктуру, опасаясь, что Россия в долгосрочной перспективе не сможет удовлетворить возросший спрос. Кремль был счастлив предоставить ограниченный доступ к российскому энергетическому сектору отдельным ведущим европейским компаниям, но в обмен на это он хотел получить доступ к цепи поставок газа в ЕС, а также заключение долгосрочных контрактов (ДСК), связанных с нефтью. Эта позиция была озвучена во многих российских источниках, в том числе в: Stanislav Zhiznin, Energy Diplomacy of Russia (Москва: East Brook, 2005), стр. 285-324. Жизнин возглавляет Центр энергетической дипломатии и геополитики, близкий к Министерству иностранных дел.

6 В этом контексте под Европой мы имеем в виду всех западных клиентов «Газпрома», кроме тех, которые находятся в «ближнем зарубежье», то есть включая балканские страны, которые не являются членами ЕС, а также Швейцарию и Турцию. Доминирование Украины и Беларуси в сфере экспорта в Европейский Союз было примерно таким же или ещё больше; однако имеет смысл говорить о всех западных клиентах, поскольку они, с точки зрения Кремля, как источник валютных поступлений составляют одно целое.

7 В интервью с автором.

8В 2016 году он вырос примерно на 4% в ЕС-28, до 447 млрд куб. м в год, по сравнению с 2015 годом. Впрочем, этот рост не имеет решающего значения, поскольку он начинается с низкой базы, и не ясно, насколько устойчивым будет этот рост спроса в долгосрочной перспективе, учитывая прогресс в сфере возобновляемой энергетики и меры по энергоэффективности, к которым прибегает Европа.

9 Например, в начале 2014 года Татьяна Митрова из Российской академии наук утверждала, что перспективы спроса на российский газ улучшаются и Европейская Комиссия склонна к тому, чтобы утвердить российские планы экспорта в Европу. Татьяна Митрова, «Почему в Газпрома не все так плохо, как вам могло показаться [Why Gazprom is doing not as badly as you might have thought]», Republic, 20 февраля 2014, дата ознакомления – 4 ноября 2016 г. В конце 2014 года Митрова изменила свое мнение и выразила пессимистический взгляд на рост спроса на рынках, на которые нацелился «Газпром». В 2015 году агентство «Platts» высказал предположение, что европейский спрос на газ превышает предыдущие ожидания, тогда как Jonathan Stern из Оксфордского института энергетических исследований, сторонник взглядов «Газпрома» на новые проекты газопроводов, предупредил о нехватке дополнительных объёмов для поставки на фоне возросшей потребности ЕС в импорте. Однако Михаил Крутихин из «Русэнергии» подчеркнул, что Европа находится на пути к повышению энергоэффективности и сокращению импорта из России на 45 млрд куб. м до 2020 года. Михаил Крутихин, «Незваные гости: оправданно ли строительство Турецкого потока [Unwanted guests: is Turkish Stream construction justified?]», RBC, 11 июня 2015 г., дата ознакомления — 3 октября 2016 г. Его мнение разделяет итальянская компания «Snam». Thierry Bros, известный эксперт по вопросам газовой промышленности, заявил, что европейский спрос на газ остается неопределённым, несмотря на стремление к росту.

10Philippe Vedrenne, руководитель «Engie Global Markets», заявил, что Европе, вероятно, потребуется дополнительно импортировать ежегодно 114 млрд куб. м к 2035 году, поскольку внутреннее производство газа упало, а спрос восстановился.

11Онлайн-конференция с Михаил Корчемкин на «Lenta», 14 ноября 2011г., дата ознакомления – 15 августа 2016 г.

12 Корчемкин утверждает, что США применят к «Газпрому» положения Закона о поддержке свободы Украины, если он отрежет Европу в 2019 году, что нанесет России серьёзный ущерб. Михаил Корчемкин, 7 мая 2015, сайт EEGA, дата ознакомления — 13 октября 2016 г.

13 Собственно, как отмечает Kristine Berzina из Фонда Маршалла «Германия-США», прошлогодний инцидент с российскими военными кораблями, которые повредили электрокабель «NordBalt» в Балтийском море, может быть признаком того, что Россия переходит к новым, агрессивным методам во взаимоотношениях с теми, кого она считает противниками в энергетическом секторе, в частности с Литвой.

14https://www.the-american-interest.com/2017/09/05/gas-attack

15 Конкретные рекомендации предложены на стр. 12-14 первого отчёта.

https://petrimazepa.com/corruptednordstream.html

https://volnodum.livejournal.com/2243751.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

 Leave a Reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

   
© 2017 Форекс Стратегия Suffusion theme by Sayontan Sinha