Из личного опыта, конечно.
И - по личному оценочному суждению.

Возможно на самом деле - это образец честности, чистоты и высших идеалов торговли... Но лично мне -
ошибочно кажется во вредных иллюзиях, бутто это просто бляццкий балаган клоунов-гомосексуалистов и самое мудово-хамское наебалово.
За что заранее и извиняюсь.

Хотел тут у них кофия купить.
Взял с полки да и порулил на кассу (это вот щас вступление такое). А тётка на кассе мне называет конскую цену вдвое больше, чем на ценнике. И говорит, что цены выросли. Просто они ценник не поменяли.

Ну, я, как грамотный, Continue reading »

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...
 

Интервью Медведева Брилеву 28.02.17.png

Все, начались старые разговоры.
Такое впечатление, что надежда на отмену санкций окончательно потеряна.

Трамп тему России просто старается обходить стороной, в выступлении перед конгрессом не сказал о России ни слова.

Медведев по телевизору говорит о том, что волноваться не надо, их просто никогда не снимут:

- По поводу санкций я уже неоднократно высказывался: мы должны приготовиться к тому, что будем жить в условиях санкций неопределенно долго.

- Посмотрите, что делают наши друзья за океаном и в Европе! Они эти санкции увековечивают, они их кодифицируют, они вносят массу законов, помимо всяких исполнительных указов, которые Обама напринимал, они пытаются принять законы, которые эти санкции сделают постоянными наподобие поправки Джексона Вэника или еще покруче.

Continue reading »

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...
 


Оригинал взят у salatauq в Самая развитая отрасль российской экономики

Хотелось бы, чтобы это было загадкой, однако шила в мешке не утаить.

Самые крупные работодатели в рейтинге Forbes – ритейлеры «Магнит» и X5

Всего в российских компаниях, попавших в список 200 крупнейших, работает около 3,4 млн человек.
Самый крупный работодатель из них – продуктовый ритейлер «Магнит». В сети работает более 265 000 человек, 73% из которых – персонал магазинов.

На втором месте – X5 Retail Group. Количество сотрудников розничной сети – более 147 000 человек

Замыкает тройку лидеров нефтяная и газодобывающая компания «Сургутнефтегаз», у которой на конец 2015 года числилось около 115 000 сотрудников

Последнее, десятое место,  заняла металлургическая компания «Мечел»,  в ее структуре 66 000 человек. Continue reading »

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...
 

НОВОСТИ ИЗРАИЛЯ И МИРА
Новости Израиля на русском

Власти Израиля и РФ договариваются о «зеленом таможенном коридоре», чтобы ускорить процесс товарооборота между двумя государствами.

Глава Федеральной таможенной службы России Владимир Булавин заявил, что такая договоренность обеспечит прозрачность передвижения продукции и обмен данными. При «зел...

[Полная Новость]--> статья на Исраинфо

http://israinfo.livejournal.com/1948077.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...
 

Снос 97 торговых зданий за одну ночь в Москве в ночь на 9 февраля СМИ уже окрестили «ночью длинных ковшей». Намек понятен любому, изучавшему историю не для ЕГЭ и не по «единому учебнику». В то же время на встрече с Клубом лидеров (объединением предпринимателей из 40 регионов) президент РФ Владимир Путин назвал патриотизм идеей, объединяющей всех - и предпринимателей и чиновников в том числе.

Обратим внимание на слова президента страны: «…И чиновники, и бизнес, да и вообще все граждане работают для того, чтобы страна была сильнее. Потому что, если так будет, каждый из нас, каждый гражданин, будет жить лучше – и достаток будет больше, и комфортнее будет, и так далее. Это и есть национальная идея». И тут же: «У нас нет никакой и не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма».
Для справки: Клуб лидеров организован в 2012 г. Основным направлением деятельности Клуба является «независимая оценка условий ведения бизнеса в регионах и качества предоставления государственных услуг». Прошло уже двое суток. На сайте клуба – такие «актуальные» темы, как создание индустриального парка в Коломне и деловой визит членов клуба в г. Сан-Паулу (Бразилия).
Казалось бы, кто должен был первым завопить о московском погроме, а то и не допустить его, пользуясь самым главным активом нашей страны – близостью к президенту? Объяснить это «молчание ягнят» можно только тем, что Москву объединившиеся в Клубе товарищи регионом не считают.
Суть конфликта
Уверен, что многие знают, о чем речь, но для порядка очень кратко напомню. 8.12.2015 правительство Москвы издает постановление № 829 «О мерах по обеспечению сноса самовольных построек на отдельных территориях города Москвы». Власти воспользовались изменениями в Гражданском кодексе, внесенными в него в сентябре 2015 г. Согласно им, властям предоставлено право сносить объекты самостроя без санкции суда, если они «расположены на земельных участках в зонах с особыми условиями использования территорий». Сама эта формулировка – «особые условия использования» – шедевр мировой юридической мысли, но даже не в ней суть.
А суть в том, что снесенные объекты не были объектами самостроя. У владельцев 27 объектов имелись решения судов, подтверждающие полную законность их возведения. Остальные обращения в суд находились в процессе рассмотрения.
Цитирую с сайта РБК владелицу разрушенного павильона-сферы над выходом из метро «Сухаревская» Анну Мерзлякову: «Мы 15 лет назад построили объект по инвестиционному соглашению с метрополитеном, обустроили тогда выходы из метро. А теперь нас мордой об стол, как в 1990-е годы».
Эх, уважаемая Анна Мерзлякова! Прежде чем вкладываться в бизнес в России, вам стоило прочитать хотя бы Августина Блаженного. Он писал: «При отсутствии справедливости государство – это толпа бандитов. Ведь и банда – государство в своем роде». И если уж сравнивать с пресловутыми 1990-ми, то там бандитизм был частным промыслом. Все достижения России в XXI веке сводятся к его огосударствлению.
Где мы?
Раньше я нередко приводил различные международные рейтинги состояния прав собственности и верховенства права в России. Наши 120-е места вызывали дружносовковую реакцию: это эти гады, прислужники США, нас специально порочат. Вот так целыми днями их эксперты только и думают: а как бы еще Россию унизить? Просто спать без этого спокойно не могут.
Что ж, наши объединенные патриотизмом сограждане. Признаюсь, я ошибался. Действительно, эти эксперты не правы. Не правы в том, что ставят Россию в этих рейтингах незаслуженно высоко.
Не буду голословным. Вот вам «Доклад о глобальной конкурентоспособности. 2015-2016» Всемирного экономического форума. В рейтинг конкурентоспособности включается и раздел о качестве институтов. По правам собственности мы 122-е из 140 оцененных стран, а по независимости юстиции аж 108-е! Ишь как высоко взлетели! А вот Зимбабве – 139-я по правам собственности и 115-я по независимости юстиции.
Честное слово, за Зимбабве обидно. Откровенно говоря, наше место где-то сзади. И надолго! Кстати, зимбабвийский президент Роберт Мугабе это доказал: ему скоро 92 года, и рулит страной он 35 полных лет.
А мне какое дело?
Так и вижу самодовольный коммент всегда идейно верно убежденного читателя, который, разумеется, знает, что это были «неправильные предприниматели». Вот я, мол, такой весь правильный, и поэтому мне никто ничего. Что имею, то и имею.
А вот и не имеете. Скорее всего, у вас уже третий год как крадут ваши накопления из накопительной пенсионной системы. Взносы вы платите, но в вашу кубышку они не поступают. Идут на «общественные нужды». А кто у нас общество, вы лучше меня знаете.
Ах, вы далеки от забот «накопителей», вам до пенсии недалеко? Но знайте, что, работая, вы будете лишены ее индексации, а при нашей инфляции это, считайте, превращение ее в неуловимую субстанцию. Во что-то вроде чеширского кота. Одна улыбка и останется.
А может быть, вы хитрый человек, жили на зарплату супруги, а свою много лет в доллары помещали с тех пор, как доллар стоил еще меньше 30 руб.? И теперь с гордостью пересчитываете банковский счет в рубли и ожидаете процентов в конце года? Но подумайте, что стоит нашему, скажем, премьеру выступить часов в 9 вечера в одно прекрасное (для вас лично – не очень) воскресенье по телевидению и заявить, что в связи с очередным обострением международной обстановки и падением цен на нефть инвалютные вкладчики должны доказать свой патриотизм и с благодарностью принять перевод их долларов и евро в рубли.
Права собственности неделимы. Их не может быть у кого-то много, а у кого-то мало. Они – универсальная субстанция. Если можно ковшом по чьему-нибудь магазину, то можно и по всему, до чего этот загребущий государственный ковш дотянется. Помните, вы – следующий. Вам, конечно, нет дела, но зато кое у кого до вас оно есть.
А смысл?
Казалось бы, зачем правительству Москвы дополнительная головная боль? Ведь ясно было, что громкий писк раздастся. Значит, более важные резоны перевешивали ожидаемые мелкие неприятности.
Наши материалисты ведут речь о переделе собственности. Мол, со временем на освободившиеся места своих пропихнут. Однако напомню, что места не освобождены, а уничтожены. Я бы добавил еще, что с особым цинизмом. Да и какой передел собственности в стране, где таковая отсутствует? Было бы чего делить!
Оптимисты говорили, что все наши неприятности с собственностью из-за так называемого «ресурсного проклятия»: когда цена нефти под 120, то зачем с прочим бизнесом считаться? Что там значат его налоги в сравнении с нефтегазовой рентой! Но вот цена нефти стабильно ниже 35, а правовое государство дальше от нас, чем светлое коммунистическое завтра.
Московская акция – это устрашение. Лучше всего сравнить ее с расстрелом заложников. Пусть часть возможного выкупа будет потеряна, но зато все надолго запомнят и впредь беспрекословно станут следовать всем требованиям (чуть не написал террористов). При этом региональная наша бюрократия должна в ножки кланяться собянинской конторе: ведь уцелевшие еще на местах бизнесмены быстро поймут, что если уж в самой Москве такое возможно… Клубу же лидеров (помните, в начале о таком упоминали?) могу напророчествовать: ждите, длинные ковши патриотизма раньше или чуть позже, но зацепят ваши шеи. Пока вы с ними едины, они – непобедимы!
Андрей ЗАОСТРОВЦЕВ — экономист и журналист, к. э. н. Главный научный сотрудник Центра исследований модернизации Европейского университета Санкт-Петербурга, профессор кафедры институциональной экономики Санкт-Петербургского филиала ГУ ВШЭ. Сфера научных интересов: теория общественного выбора (в частности, теория поиска ренты), экономика бюрократии и коррупции, конституционная экономика, новая институциональная экономическая история, австрийская экономическая школа.

Фонтанка, 11.02.2016
http://www.fontanka.ru/2016/02/10/191/
Примечание: все выделения в тексте – мои.

http://loxovo.livejournal.com/7234600.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...
 

Недавно мне в глаза бросился заголовок в газете: "Мужчина по ошибке принял звуки порно по DVD за мольбы женщины о помощи. Теперь его обвиняют в проникновении в чужую квартиру с оружием в руках".

Речь в статье шла о человеке по имени Джеймс Ван Айверен, а события происходили в пригороде Милуоки. Однажды утром Ван, которому было тогда тридцать девять лет, услышал звуки из квартиры, расположенной этажом выше. По его словам, очень четкие и неоднозначные звуки. Кричала женщина. «Она молила о помощи», — заявил Ван Айверен.

Сначала он постарался не обращать на крики внимания, но скоро понял, что это просто невозможно. Телефона в доме не было, поэтому мужчина не мог вызвать полицию. И тогда он схватил единственное оружие, которое у него имелось — семейную реликвию, старинный меч, — бросился вверх по лестнице и выбил дверь в квартире соседа...

И увидел самого соседа, Брета Стайгхорста, тридцатитрехлетнего студента местного технического колледжа, который в это время смотрел порнофильм под названием Casa de Culo (Culo деликатно переводится как «задница»). «Фильм был на испанском, и я ни слова не понимал, — признался потом Стайгхорст. — Я купил его для своих подружек».

Ван Айверен решительно спросил у хозяина квартиры, где женщина, которая только что кричала. Стайгхорст сказал, что никаких женщин у него в квартире нет. Он даже показал непрошеному гостю дом, открыв двери шкафов, чтобы доказать, что там никто не прячется. Не найдя никаких жертв, неудавшийся спаситель удалился вместе со своим оружием. А через какое-то время к нему нагрянула полиция. Его обвинили в преступном нарушении владения с причинением ущерба. Вскоре об этом деле писали все СМИ.«Теперь я чувствую себя ужасно глупо, — признается Ван Айверен. — Все это было просто большой нелепой ошибкой». И правда, глупо получилось.

Между тем неуместное рыцарство Ван Айверена служит наглядной иллюстрацией одного весьма распространенного источника ошибок — трактовки некоего события. Очень многие повседневные недоразумения происходят именно по причине неверной интерпретации. Вы наверняка сталкивались с такими проблемами, даже не осознавая этого. Скажем, вам не доводилось на парковке торгового центра пытаться открыть своим ключом замок чужого автомобиля?

Восприятие работает по-разному — иногда через глаза, иногда через уши. Например, несколько лет назад исследователи из Великобритании решили определить, влияет ли музыка на выбор вин, которые люди покупают в продуктовых магазинах. Для этого они установили магнитофон на верхней полке в винном отделе одного магазина. Ниже, на самом стеллаже, выставили по четыре разновидности французских и немецких вин сопоставимых цены и качества. А затем попеременно, через день, проигрывали покупателям французскую и немецкую музыку. Оказалось, в дни, когда звучали

Continue reading »

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...
 

Насколько благополучие великой державы связано с морской торговлей? Во многом ответ на этот вопрос зависит от того, к какому типу государства относится эта держава. Если речь идёт о континентальной империи, как Россия, то сокращение морской торговли для её благополучия не критично. Однако не так спокойно относятся к малейшему снижению объёмов внешней торговли и морских перевозок так называемые талассократии. В этом плане небезынтересно обратиться к примеру из поздней истории Британский империи.
Continue reading »

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...
 

http://expert.ru/expert/2014/42/delovaya-kon_yunktura/


http://expert.ru/expert/2014/42/rossiya-pod-sanktsiyami-ukreplenie-tekuschego-scheta-i-rekordno-nizkij-ottok-kapitala/

http://ivgnnm.livejournal.com/394050.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...
 

"- Я мог бы обращаться с ними, как с завоеванными странами, а я управляю ими, как французскими департаментами; напрасно они жалуются. Если что-нибудь их тяготит, то это - стеснения, обременяющие торговлю, но они объясняются соображениями высшего порядка, пред которыми должны отступать даже интересы старой Франции. Только мир с Англией может положить конец этим стеснениям и этим жалобам. Нужно только терпение. Два года упорной выдержки приведут к падению английского правительства. Оно будет принуждено заключить мир, и притом мир, соответствующий законным торговым интересам всех наций. Все забудут тогда стеснения и вызываемые ими жалобы, а процветание, которое явится результатом этого мира, и тот порядок вещей, который тогда упрочится, дадут полнейшую возможность быстро возместить все потери.

Император жаловался, что в настоящий момент никто не хочет взглянуть за пределы узкого круга своих собственных неприятностей. Даже самые талантливые люди не хотят направить свои взоры за пределы этого ограниченного горизонта. А между тем достаточно простой добросовестности, чтобы видеть все те выгоды, которыми мы вскоре будем пользоваться. Все жертвы уже принесены; теперь нужно только терпение, и мы пожнем плоды своих жертвоприношений. Не все в состоянии оценить тот новый путь, который он начертал. Правильная оценка той системы, которую император вынужден применять против Англии, и всех связанных с ней последствий будет возможна лишь через несколько лет. Он нарушает слишком много установившихся привычек и оскорбляет слишком много мелочных интересов, а следовательно, создает много недовольных; этим и пользуются сейчас в своих целях глупость и слепая ненависть.

Но континентальная система, продолжал он, не делается от этого менее великим замыслом, и она превратится даже в добровольную систему, осуществляемую по воле всех народов, потому что она соответствует как индивидуальным интересам отдельных лиц, так и общим интересам всего континента [248]. Поставить преграду тому, кто ставит преграды другим, это - простая справедливость. К тому же император желал создать на континенте промышленность, которая освободила бы Европу от господства английской промышленности и, следовательно, соперничала бы с нею; у него не было поэтому выбора в средствах, и он пустил в ход единственное оружие, которое, действительно, наносит удар благосостоянию Англии. Это - великое дело, и только он один в состоянии его осуществить. Когда минет нынешняя эпоха, это дело уже нельзя будет возобновить, так как для того, чтобы он сам мог за него взяться, понадобилось стечение разнообразных условий - именно тех, которые в продолжение нескольких лет созревали в Европе. Он достоверно знает теперь, что не ошибся, и в подтверждение своих слов может сослаться на промышленное процветание не только в старой Франции, но также и в Германии, несмотря на то, что войны все время не прекращаются.

-Император делал отсюда вывод, что именно эта система создала промышленность во Франции и Германии. Это значит, говорил он, что она будет источником богатства и уже сейчас возмещает нам недостаток внешней торговли; в близком будущем ее благодетельная роль даст себя знать еще больше. Не пройдет и трех лет, как рейнские области, Германия и даже те страны, где. сейчас больше всего возмущаются запретами, воздадут должное его стремлениям и его прозорливости. Показать французам и немцам, что они сами могут зарабатывать у себя дома те деньги, которые до сих пор отнимала у них английская промышленность, - это великая победа над сент-джемским кабинетом. Одного этого результата было бы достаточно, чтобы обессмертить его царствование, ибо он способствует дальнейшему развитию как нашего внутреннего процветания, так и процветания Германии.

То, что я назвал исполинским могуществом Франции, по мнению императора, означает в настоящий момент такое положение вещей, которое полностью соответствует интересам Европы, так как является единственным средством дать отпор чрезмерным притязаниям Англии. Если Англия в данный момент оказывает на европейские правительства меньшее давление, чем он, то она зато с удвоенной силой давит на европейские народы, потому что присваивает для себя одной все выгоды промышленного развития. Расположенная на островах среди морей, Англия, несомненно, вызывает меньше зависти и беспокойства у правительств, не имеющих владений на побережьях; ее преобладание на море кажется континентальным правительствам менее тяжким, чем преобладание Франции, так как в силу своего географического положения Англия не имеет поводов для территориальных распрей с ними, но ее монопольная система торговли от этого ничуть не меньше бьет по индивидуальным интересам каждого отдельного лица. Сейчас этого не хотят признавать, потому что правительства считают удобным добиваться в Лондоне субсидий, когда они нуждаются, и мало думают о том, что каждая получаемая ими монета вытащена из кармана какого-либо из их подданных, или, точнее, добыта за счет их подданных, так как они не могут развивать свою промышленность, до тех пор пока существует английская монополия.

Император соглашался, что присоединение к Франции Гамбурга и Любека[249] городов, независимость которых была полезна для торговли, - должна была встревожить торговые круги и европейские правительства, потому что в этих переменах увидели предвестие других таких же перемен. Но в оправдание этих вызванных обстоятельствами мер он ссылался на необходимость противопоставить Англии на этом побережье законченную запретительную систему. Он добавил, что так как это поссорило его с торговыми кругами, то надо привлечь на свою сторону народное мнение и здравомыслящих людей; это сделает конституционный режим и наше законодательство. Он прибегнул к этому средству, которое обеспечивает нам доверие населения, так как не может содержать в новых департаментах армию из 25 тысяч человек. Этот курс, прибавил он, всецело соответствующий выгодам большинства и подлинным интересам собственников, уже нейтрализует оппозицию представителей морской торговли, которых нельзя надеяться привлечь на свою сторону, пока они не возобновят своей деятельности и не найдут вновь приложения своим капиталам.

Император думал, что вместо уступок по некоторым вопросам надо, наоборот, усилить все меры, чтобы поскорее принудить Англию к миру, и что лучше сильно пострадать сейчас, чем долго страдать потом; так как Англия пытается всеми способами обойти запреты, чтобы поддержать свою промышленность и сохранить свой кредит, то он, со своей стороны, должен сделать все, чтобы восторжествовать над ее хитростями и принудить ее враждебную политику к уступкам.

- Это, - сказал он, - сражение между двумя великанами. морских портах предприниматели очутились меж двух огней. Можно ли было сделать так, чтобы никто не обжегся? Но этот бой не на жизнь, а на смерть служит даже интересам тех, кто жалуется на него. Они первые пожнут его плоды. Англия вынудила меня делать все то, что я делаю. Если бы она не нарушила Амьенского договора, если бы она заключила мир после Аустерлица и Тильзита, то я спокойно сидел бы у себя дома. Меня сдерживал бы страх подвергнуть риску капиталы нашей торговли. Я ничего не предпринимал бы за пределами Франции, так как это не отвечало бы моим интересам. Я занимался бы только тем, что вело бы к внутреннему процветанию страны; я бы привык отдыхать и заплесневел бы.

- Нет ничего приятнее. Я ничуть не больший враг радостей жизни, чем всякий другой человек. Я не Дон Кихот, который чувствует потребность в приключениях. Я существо благоразумное, которое делает только то, что считает полезным. Единственная разница между мною и другими государями в том, что они останавливаются перед трудностями, а я люблю преодолевать их, когда для меня ясно, что цель велика, благородна и достойна меня и той нации, которой я правлю.

- Если бы Англия только хотела, - продолжал император, - то я жил бы в мире. Она продолжала борьбу и отвергла мир лишь ради собственных интересов, ибо если бы она руководствовалась интересами Европы, то она приняла бы этот мир. Обладая Мальтой на Средиземном море и имея возможность сохранить в своих руках другие пункты, необходимые для обеспечения безопасности ее торговли и для снабжения ее эскадр, на что может претендовать она еще? Чего ей еще желать для своей безопасности? Но она хочет удержать в своих руках монополию. Ей нужен колоссальный торговый оборот, для того чтобы оплачивать таможенными доходами проценты по ее государственному долгу. Если бы Англия действовала добросовестно, то она не отказывалась бы с таким упорством от всяких переговоров. Она боится, что ей придется объясняться, и не осмеливается признаться в своих претензиях. Если бы велись переговоры, она была бы принуждена выложить карты на стол. Тогда все видели бы, кто действует добросовестно и кто нет. Говорят, и вы, Коленкур, первый говорите это, что я злоупотребляю нашим могуществом. Я признаю этот упрек, по я делаю это в общих интересах всего континента, тогда как Англия вполне определенно злоупотребляет своей силой и своим могуществом, огражденным от бурь, исключительно в своих собственных интересах, так как лондонские торгаши ни во что не ставят интересы Европы, которая, по-видимому, так благоволит к Англии. Ради любой из своих спекуляций они пожертвовали бы всеми европейскими государствами и даже всем миром. Если бы у Англии был не такой крупный государственный долг, то, быть может, она проявляла бы больше рассудительности. Но ее толкает необходимость выплачивать этот долг и поддерживать свой кредит. Впоследствии ей, конечно, придется принять какое-либо решение по поводу этого долга. Но пока в жертву ему она приносит весь мир. Со временем в Европе это поймут; глаза раскроются, но будет уже слишком поздно. Если я восторжествую над Англией, Европа будет меня благословлять, если же я паду, то вскоре упадет и маска, которую носит Англия, и тогда все увидят, что она думала только о себе и принесла спокойствие континента в жертву своим текущим интересам. Континент не может и не должен жаловаться на мероприятия, цель которых закрыть ею в настоящее время для английской торговли. Присоединение к Франции тех или иных территорий, возбудившее столько крика, является (император сказал это мне под секретом) только временной мерой, служащей для того, чтобы стеснить Англию, затруднить ее торговлю, разорвать ее торговые связи и отучить Европу от них. Эти территории - залог, который я держу в своих руках, подобно Танноверу и многим другим, чтобы они могли служить потом предметом торга с Англией в обмен на наши или голландские колонии или на некоторые притязания, от которых Англии придется отказаться в общих интересах. Люди ошибаются: я не честолюбив. Бессонные ночи, лишения, война - все это в моем возрасте уже не подходит. Больше чем кто бы то ни было я люблю свою кровать и отдых, но я хочу завершить свое дело. этом мире есть только две возможности: повелевать или повиноваться. Поведение всех правительств по отношению к Франции доказало мне, что она может полагаться лишь на свое могущество, то есть на силу. Я был вынужден поэтому сделать Францию могущественной и содержать большие армии. Не я искал Австрию, когда, озабоченная судьбой Англии, она вынудила меня покинуть Булонь, чтобы дать сражение под Аустерлицем. Не я хотел угрожать Пруссии, когда она принудила меня пойти и разгромить ее под Иеной. Но что такое это могущество, о котором говорят? Ничто. Континентальное могущество не стоит ничего до тех пор, пока наш флаг не обеспечивает безопасность морского груза. Паспорта, выдаваемые герцогом Готским, уважаются в Париже не меньше, чем в Веймаре, а в то же время Австрия не может снарядить фелуку с венгерским вином без разрешения сент-джемского кабинета. Я более прозорлив, чем другие государи. Я хочу воспользоваться случаем, чтобы ликвидировать этот старый спор континента с Англией. Теперешние обстоятельства больше не повторятся. То, что кажется сегодня ударом только по мне, немного позже ударит также и по другим государям. Привычки и страсти против меня. Правительства ослеплены своими предубеждениями и пристрастиями. После нескольких лет гнилого мира нации и их государи почувствуют, чего им недостает. Сейчас я один вижу это, потому что другие намеренно закрывают глаза. Могущество Англии в его нынешнем виде покоится лишь на той монополии, которой она пользуется за счет других наций; только эта монополия может поддерживать ее могущество. С какой стати она одна должна получать те выгоды, которые должны были бы делить с нею миллионы людей? Она монопольно эксплуатирует то, что принадлежит другим; это видно из того, что она живет своими таможенными доходами и своей торговлей, причем ее население не в состоянии потреблять все то, за что взыскивается пошлина на ее таможнях. С какой стати то, что потребляют другие, должно облагаться пошлиной в лондонской таможне? Если бы я имел слабость уступить в некоторых пунктах, чтобы заключить гнилой мир, то не прошло бы и четырех лет, как континент поставил бы мне это в упрек. Но уже было бы поздно менять дело. Корабли, несущие наши богатства, бороздили бы моря, а Англия, которая воспользовалась бы перемирием для передышки и для наполнения своих сундуков, тотчас же конфисковала бы все это при первых же признаках недовольства на континенте - еще до того, как вопли торговых кругов разбудили бы некоторые правительства. Десять лет войны, стеснений и несчастий, возникновение и разрушение трех или четырех коалиций сами но себе не довели бы нас, быть может, до того положения, в котором мы находимся сейчас. Потомству, которое будет судить беспристрастно, придется вынести приговор об этом споре между Римом и Карфагеном. Приговор будет в пользу Франции. Что бы ни говорили, она сражается сейчас только за общие интересы. Справедливо поэтому, чтобы знамена европейского континента присоединились к нашим. Франция сражается сейчас лишь за самые священные права наций, тогда как Англия отстаивает только присвоенные ею привилегии.

Возвратившись к этой теме в другой раз, император сказал, что чем более он наблюдает Англию и ее правительство, тем более он убеждается в их зрелости; английское правительство отличается всеми преимуществами олигархии, могущественной и по своей природе и в силу того влияния, которым она пользуется; эта олигархия обладает не только правительственной властью, но и всей той мощью, которую дает общественное мнение, создаваемое ею через посредство своей обширной клиентуры. Император читал, что английское правительство извлекает для себя силу даже из оппозиции, которая слабеет с каждым днем и лишь оттеняет мощь своих противников. По словам императора, ряды оппозиции будут непрерывно редеть, так как люди, начавшие делать карьеру, находят более удобным для себя становиться на сторону власти, то есть на сторону удачи. По его мнению, если война будет продолжаться, то не пройдет и двух лет, как Англия объявит своего рода банкротство, сократив размер процентов по своим обязательствам, а если будет заключен мир, то же самое произойдет не позже чем через десять лег, если только какие-нибудь перемены, являющиеся результатом назревающих в Америке революций, не откроют новых больших рынков для английской торговли.

- У Англии, - сказал император, - все покоится на нереальных, воображаемых величинах. Ее кредит зиждется только на доверии, так как он не обеспечен никаким залогом, хотя надо признаться, что английское правительство обладает кое-чем получше такого обеспечения, поскольку богатства частных лиц вливаются в государственную казну. Последовательная система займов, связывающая всегда новые займы с прежними, гарантирует своего рода принудительное доверие на будущее время. Заинтересовывая всех частных собственников в преуспеянии казны, правительство создало для себя кое-что получше реального обеспечения, которого у него не было; оно создало себе таким образом неограниченное обеспечение, соответствующее интересам также и отдельных лиц. Вот почему, - ожесточенно прибавил император, - необходимо упорство. Недалеко то время, когда английскому правительству, быть может, уже не так легко будет делать займы, когда они по крайней мере станут менее крупными; тогда оно не сможет раздавать субсидии, играющие большую роль на континенте, так как во всех государствах, за исключением Франции, отсутствует падежная валюта; кредит и деньги есть только в Лондоне и Париже. Англия в настоящий момент переживает кризис; ее торговля терпит ущерб; Россия, открыв для нее свои порты, несомненно, отсрочивает конечный результат этого недуга, но, поскольку продолжает существовать причина, беда только откладывается. Англия, бесспорно, располагает еще большими средствами, но так как у нее все зиждется на доверии, то самый ничтожный пустяк может парализовать, испортить и даже погубить все. хотя в этой стране есть очень талантливые люди и граждане, проникнутые настоящей любовью к родине.

Император беспрестанно возвращался к разговорам об Англии. Эта тема занимала его больше всего. Как-то раз он сказал мне:

- Европа не видит грозящих ей реальных опасностей: она обращает внимание только на те стеснения, которые причиняет ей морская война; можно подумать, будто вся политика этой несчастной Европы и все ее интересы сводятся к цене бочки сахара. Это жалкое зрелище. А между тем мы дошли именно до этого. Все вопят только против Франции, все замечают только ее армии, как будто угроза со стороны Англии не является повсюду такой же или даже гораздо большей. Разве Гельголланд, Гибралтар, Тарифа [257] и Мальта не являются английскими цитаделями, которые угрожают торговле всех держав больше, чем Данциг угрожает России? И, однако, если бы я предоставил Европе действовать по ее усмотрению, она отдалась бы Англии. Завтра же Европа отдала бы ей Корфу, а также и Мадеру, так как она уже владеет мысом Доброй Надежды. А между тем со скал Мальты Англия уже господствует над Турцией, а следовательно, над Черным морем и Россией. Гибралтаре она владеет воротами в Средиземное море. Если бы ей удалось завладеть Корфу, то она стала бы твердой ногой в Греции и сделалась бы даже хозяйкой Адриатики. Это бросается в глаза, а между тем ни Австрия, ни Россия не хотят видеть опасности, которая им грозит. Зависть к Франции сильнее рассудка; никто не хочет быть прозорливым. Если бы не я, то правительства завтра же признали бы за Англией первенство во всем, что ей угодно. Когда все условия торговли будут зависеть от доброй воли лондонского правительства, когда придется есть только свой отечественный сахар и носить чулки и материи только своих собственных фабрик, тогда Петербург, Вена и Берлин заметят существование английской монополии. До тех пор все будут закрывать глаза, лишь бы не признавать, что я отстаиваю всеобщие интересы. Для добросовестных людей это совершенно очевидно, но где у нас добросовестные люди? Политическая слепота Европы - жалкое явление."

http://zadumov.livejournal.com/752570.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...
 
"Следите за живыми и умершими,
Уйдёт вдова Онассиса Жаки!"
(В.Высоцкий)
А знает ли сейчас кто-нибудь, что в середине 80-х годов прошлого века крупнейшей в мире судоходной компанией было БМП -  "Балтийское Морское пароходство" (Ленинград, СССР)? А-а, то-то! А ведь было! Но вот грянула Перестройка, Перестройка грянула... и где этот монстр? Не стало! За пять-шесть лет растащили, распилили на несколько частных или получастных компаний, распродали огромный торговый флот и оказались к концу века у разбитого корыта. Причём весь этот флот был государственной собственностью, а достался... даже не новым хозяевам в нашей стране, как нефтяные, металлургические компании или заводы и газеты, - нет! Заводы и газеты оставались в стране. Пароходы не остались. Пароходы уплыли.

Уплывали по одному, по два и по семь сразу, уходя "в балласте" с непонятным рейсовым заданием. И не возвращались. А потом в Балтийскую таможню приносили клерки из БМП грузовые таможенные декларации на оформление экспорта уже уплывших, якобы на металлолом,  судов. Всё по закону! И цена указана контрактная: $10 за пароходик! Не новый он, видите ли... Новый-то он стоил 40-50 миллионов этих самых зелёных денег. А тут - на металлолом за 10 долларов продали.

Только и половины этих посудин не распилили на металл. БОльшая их часть прошла регистрацию, ремонт и начала ходить под флагами иностранных государств. И не один год ещё бороздили они моря и океаны. А денежки за продажу параходиков так в СССР и не поступили. А возможно,  поступили - по 10 долларов за штуку.

А почему я про Онассиса вспомнил в эпиграфе? Так этот, когда-то самый богатый человек мира, свои первые миллионы как сколотил? Купил в Бразилии за бесценок (по-моему, за 800 тыс зелёных) три сухогруза, предназначенных на металлолом, на заёмные средства их отремонтировал чутка и начал бороздить...

Взято у http://boeing-is-back.livejournal.com/8285.html#comments

http://al391.livejournal.com/8918485.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...
© 2017 Форекс Стратегия Suffusion theme by Sayontan Sinha